Архив номеров НиТ

Дворец Советов. И все-таки жаль, что его не построили…

Рубрика журнала:

Номер журнала НиТ: 



Дворец Советов. Продольный разрез



Каждому времени  — свои песни, свои монументальные сооружения… Древнему Египту  — его пирамиды, на постройке которых трудились до сих пор в точности неизвестно кто; Древнему Китаю  — его Великая стена, с замурованными в нее телами ослушников, и так далее и тому подобное… Средневековые соборы, построенные на деньги сгоревших тамплиеров, рыцарские замки  — хранители злодеяний и кладов, разрушенные столь таинственным образом башни-близнецы Нью-Йорка — все это памятники своему времени. Причем они были и есть, и мы знаем, что когда-то люди имели и силы, и средства, и деньги для того, чтобы это построить.

Но есть сооружения едва ли не столь же громадные, о которых мы знаем либо очень мало, либо… знаем практически все, но тем не менее в сталь и бетон они воплощены не были. Нам же сегодня остается лишь только гадать — а что бы это было? Одним из таких грандиозных, поражающих всякое воображение сооружений должен был стать и знаменитый Дворец Советов в Москве, который, впрочем, строить даже уже начали, но так и не сумели завершить до конца. Это было бы поистине впечатляющее сооружение, которое по своей высоте и сегодня вошло бы в шестерку самых высоких зданий мира.

Итак, что же это должно было быть за здание и почему о нем даже в наши дни так много спорят и говорят? А было так, что идея построить Дворец Советов родилась еще в 1922 году на Первом Съезде Советов, и хотя идея идеей и осталась, впоследствии она «проросла» уже «всходами» соответствующих проектов. На конкурс 1931 года таковые поступили от 270 творческих коллективов и отдельных граждан: 160 работ было представлено архитекторами-профессионалами, 100 пришло от простых граждан, причем нередко на уровне не выдерживающем никакой критики, а 24 прибыло из других стран! В итоге за основу — но только лишь за основу, не более — был принят проект архитектора Иофана Б.М., в соответствии с которым этот дворец должен был напоминать древневавилонский зиккурат, но только составленный не из четырехугольников, а из цилиндров, что было связано с необходимостью разместить у него внутри огромный круглый зал с куполом. Было решено также увенчать верхнюю часть здания огромной скульптурой В.И. Ленина высотой 50-75 метров — так, чтобы все поставленные одна на одну ступени воспринимались бы как ее пьедестал. В помощь Иофану, который, кстати говоря, всячески противился установке фигуры Ленина на крышу своего здания, справедливо считая, что тогда все станут смотреть на нее, а не на его дворец, выделили архитекторов Гельфрейха В. и Щуко В. — и работа, как это принято было тогда говорить, «закипела»!

18-й съезд ВКП(б) постановил закончить Дворец Советов к 1942 году, но сами работы, в том числе и предварительные, начались еще в 1931 году, когда 5 декабря был взорван храм Христа Спасителя и на его месте возникло совершенно пустое пространство. Вот там-то и было решено построить это суперздание, причем еще один конкурс провели в феврале 1933 года, где как раз и отобрали наиболее впечатляющие пять проектов (в том числе работу архитектора Иофана).

В здании Дворца Советов предполагалось разместить: Президиум Верховного Совета СССР, Государственный архив, библиотеку, музей мирового искусства, залы обеих Палат Верховного Совета СССР, залы Гражданской войны, Строительства социализма, тогда как снаружи планировалось устроить парковку на пять тысяч автомобилей, из-за чего улица Волхонка должна была бы полностью исчезнуть, а музей им. Пушкина планировалось передвинуть на 100 метров в сторону! Скульптуру Ленина должен был делать скульптор С. Меркулов, причем сама эта идея  — увенчать здание дворца статуей Ленина — принадлежала отнюдь не «нашему» человеку, а итальянцу А. Бразини, но, что называется, «пришлась ко двору».
Позднее архитектор Ле Корбюзье писал Сталину, что это здание представляет собой «упадок духа», «несуразную вещь», и просил отказаться от его строительства в том виде, в каком оно было запланировано, но, разумеется, наш вождь никакие другие проекты одобрить не мог.

Перейти к полному тексту статьи