Архив номеров НиТ

Новичок подает надежды. Часть 2

Рубрика журнала:

Номер журнала НиТ: 

Лео фон Каприви

В войне 1870 года с Францией идея сухопутных генералов из Комиссии принца Альфреда (см.часть 1), заложенная в основание германской доктрины, сказалась на действиях флота, обреченного на пассивную роль в прибрежной обороне. Расположившись за минными заграждениями и банками, флот бездействовал всю войну, ожидая нападения французской эскадры и ничем себя не проявляя. Но справедливости ради надо сказать, что немногочисленному немецкому флоту только и оставалось, что браво устраивать военно-морские демонстрации — флот Франции был настолько сильнее немецкого, что в ходе войны 1870-1871 годов накрепко заблокировал все побережье Германии, без малейших шансов для немцев выйти в море. Такова официальная версия.

Отечественные историки очень любят гипотезу о том, что спасение германского флота было в мелководье прибрежных немецких вод, на которое германские корабли спасались от глубокосидящих французских броненосцев. Сравнивая тактико-технические характеристики кораблей противоборствующих сторон, я при всем своем желании не смог обнаружить требуемую «мелководность» у германских кораблей. В самом деле, осадка «Фридриха Карла», «Кронпринца» и «Кенига Вильгельма» составляет соответственно 8 метров, 7,9 метров и 8,6 метра. Этот же параметр у «Глуара», «Прованса», «Маженты» и «Курони» — 8,5 метров, 8,3 метра; 8,5 и 7,8 метра соответственно. Да и могло ли быть по-другому — ведь первые (да и не только первые!) броненосцы Германии имели франко-британское происхождение?!

Скорее, дело в другом аспекте. Не имея морских карт с обозначениями мелей и банок германского побережья, а также зная о минных постановках немцев, французы действительно могли опасаться приближаться к побережью — но только не из-за конструктивной «мелководности» германских кораблей…

Победа над Францией дала мощный толчок к развитию флота. По окончании Франко-Прусской войны, с 1871 года, политическое значение Германии в Европе резко возрастает. Вместе с тем возросло и значение военно-морского флота в структуре вооруженных сил новой европейской империи. 16 апреля 1871 года провозглашается объединение флота Северо-Германских государств под властью кайзера и создается Имперское морское министерство. В тот же день, 16 апреля 1871 года, немцы учредили, в 1872 году основали портовые адмиралтейства в Киле и Вильгельмсхафене, при которых были основаны флотские экипажи, портовые мастерские, центры морских управлений. При каждом из портов учреждается по одному флотскому экипажу, состав которых определен указом Императора Вильгельма I от 3 июля 1872 года.

Быстрое развитие морской техники, а в особенности новое положение, занятое Германией на мировой политической арене, выявили еще сильнее недостаточность морских сил, поэтому через пять лет после представления первой программы, в 1872 году, разрабатывают вторую.

Пятимиллиардная контрибуция позволила Германии отказаться от практики покупки кораблей за границей и развивать собственное кораблестроение. Благо основного кораблестроительного материала — листовой стали — Германия производила все больше и больше и стремительно догоняла Великобританию.

В 1873 году в Рейхстаг был представлен новый план сооружения флота, исполнение которого решено окончить в течение 10 лет. Сумма для создания этого флота (исключая береговые укрепления) была представлена в 218.437.500 марок. Эту сумму будут выделять частями в течение 10 лет.

И, самое главное, немцы взялись за создание Духа флота — его традиций, его тренированности и вышколенности. И выдающуюся роль в этом сыграли, после смерти в 1873 году принца Адальберта, генералы от кавалерии Штош

(в 1871-1883 гг.) и Каприви (в 1883-1888 гг.), которые были поставлены во главе флотского строительства. Главное внимание «кавалеристы» обращали на доведение «качеств личного состава до наивозможной высоты».

Не менее плодотворна была деятельность обоих генералов по отношению к материальной части флота. Морская программа 1872 г. признавала значение активного флота и отразила в себе уверенность в том, что без строительства мореходных броненосцев защита интересов Германии на море невозможна.
При представлении проекта в 1873 году предполагалось, ввиду малочисленности и неопытности личного состава, ограничить сферу деятельности флота. Однако, приняв во внимание наступательные силы других великих держав, в первую очередь Англии и Франции, осознавалось, что пройдет много времени, прежде чем германский флот будет способен с успехом вести наступательные боевые действия.

Прежде всего, приступили к строительству боевых кораблей, специально приспособленных к обороне рейдов и входов в порты, и старались вооружить их достаточно сильными орудиями, чтобы в случае попытки неприятеля прорваться они были в состоянии не только выдержать нападение, но и заставить его отступить. Подобная оборонительная морская доктрина была присуща в 1860-1870-х гг. не только Германии, но и России. Достаточно вспомнить «мониторную» программу Великого Князя Константина Николаевича (см. «НиТ» №3, 2008 г.) и строительство башенных фрегатов (см. «НиТ» №3, 2009 г.).

Размеры вновь построенных германских судов должны были соответствовать глубине фарватеров заливов и устьев рек. Вследствие этого предполагалось строить корабли с углублением не более 7 метров — дав, таким образом, своим кораблям возможность укрываться в устьях немецких рек и ограничивать их размеры для удобства маневрирования.
Наконец, создавая суда исключительно для обороны побережья, Германия выигрывала в том отношении, что впоследствии могла воспользоваться опытом, совершенством кораблестроения и военно-морского дела других государств Европы и Америки. Таким образом, не подвергая государство огромным расходам на сооружение большого наступательного флота, Германия подготовила к концу 1890-х гг. личный состав, без которого было невозможно развитие флота.